Бармаглотов (mcjabberwock) wrote,
Бармаглотов
mcjabberwock

Две статьи про "стратегов" погибших от рук народа

Оригинал взят у egor_23 в Две статьи про "стратегов" погибших от рук народа
Спросите любого сегодня про "трагедию" РККА в годы Сталина и сразу услышите фамилию Тухачевского. Почему этот человек так впечатался в мозг? Ответ очевиден, эту фамилию повторяют всюду и везде, начиная с перестройки. (Преступнички РККА как жертвы людей) Удивляет что ему еще нимб на головенку не навесили. От наших правдолюбцев можно ожидать всё что угодно.

Тут я выложу статью С. Голик и "умою" руки а Вам судить. К слову сказать, все данные по делу этого деятеля РККА никогда засекречены не были.....
Согласно большинству биографов молодой подпоручик лейб-гвардии Семёновского полка Михаил Тухачевский в Первую мировую войну сражался героически, получив шесть боевых орденов, прежде чем попал в германский плен. Но и здесь героизм не оставил его: он совершил четыре неудачных побега и оказался в крепости Ингольштадт, где немцы содержали особо беспокойных военнопленных, неоднократно пытавшихся бежать. Тухачевский совершил пятую попытку побега из этого страшного сверхохраняемого места, и она увенчалась успехом!
18 сентября 1917 года он перешёл швейцарскую границу, 12 октября был в Париже у русского военного агента А. Игнатьева. 20 ноября — в Петрограде, а в феврале 1918 — в Москве. Здесь он остановился в доме своего давнего знакомого Н. Н. Кулябко, в прошлом музыканта, а в марте 1918 года члена ВЦИК. И вот Тухачевский уже служит в Военном отделе ВЦИК. «Я видел, что он уже твёрдо стоит на позициях большевиков, — вспоминал Кулябко, — слышал его восторженные отзывы о Владимире Ильиче и потому предложил ему вступить в ряды Коммунистической партии». 5 апреля Тухачевский вступил в РКП(б), а когда на Волге вспыхнул мятеж белочехов, Кулябко представил его Ленину. Ильичу, видимо, понравился молодой офицер, и уже 28 июня 1918 года бывший поручик был назначен командующим 1-ой армией Восточного фронта!
Данное изложение фактов возникло на волне антисталинской истерии Хрущева, тогда было модно «героизировать» этого якобы невинно убиенного «стратега». Долгое время правдивость событий, положивших начало головокружительной карьере Тухачевского не подвергалась сомнению, потому что были закрыты архивы, но совсем недавно были обнаружены факты, заставляющие по-новому взглянуть на личность и карьеру знаменитого маршала…Крепость Ингольштадт, недалеко от Мюнхена, где немцы содержали особо беспокойных военнопленных, неоднократно пытавшихся бежать, - на самом деле оказалась лагерем вербовки и подготовки тех пленных офицеров, на которых по тем или иным причинам «положили глаз» или германская разведка, или германские политические власти. Среди наиболее именитых узников этого лагеря: будущий маршал Советского Союза - Тухачевский и Гамелен - будущий начальник Генерального штаба Франции, позорно проигравший Гитлеру военную кампанию 1940 года. Обладая серьёзным перевесом в силах, Гамелен, между прочим, проигнорировал все предупреждения французской разведки об агрессии Гитлера и не менее успешно саботировал все попытки СССР наладить военное сотрудничество с Францией, в том числе и в 1937 году. Между прочим, обвинения в адрес Тухачевского точь-в-точь совпадают с тем, что спустя три года после его расстрела сделал Гамелен, позорно не выполнив воинский долг перед своей Родиной. Концентрация наиболее важных или чем-то перспективных военнопленных, особенно офицеров, — не нова, этой методикой пользуются все разведки мира, заблаговременно готовясь к следующей войне. А для этого надо готовить кадры агентурной разведки, агентурные сети и т. д.
До Ингольштадта Тухачевский, по его словам, сбегал (?) четыре раза. О первых трёх попытках неизвестно ничего. Кое-какие сведения сохранились только о четвёртом побеге из лагеря Бад-Штуер. Всё это очень похоже на общепринятую методику легендирования при организации побегов «своих людей». Другими словами, распространение слухов о побегах Тухачевского не более, чем легенда, обосновывающая его появление в крепости Ингольштадт, откуда можно было спокойно, под расписку и честное слово выходить в город на прогулку. Судя по всему. С этим же связано и его почти месячное пребывание в Швейцарии после побега. Он объявился там 18 сентября 1917 года, а предстал перед военным представителем России в Париже А. Игнатьевым только 12 октября. Спрашивается, что он делал целый месяц в Швейцарии, если так рвался на Родину, что пять раз пытался бежать? Ведь из Швейцарии до Франции — рукой подать. А вот если вспомнить, что в Швейцарии действовали мощные резидентуры германской разведки, то тогда всё станет на свои места, тогда туман рассеивается. Не говоря о том, что очень уж своевременно удался ему именно пятый побег — аккурат к октябрю. Сразу же возникает вопрос: почему он не обратился, причём сразу же, к военному представителю России в Швейцарии генерал-майору Голованю, чтобы тот помог ему быстрее вернуться в Россию? Нет, Тухачевскому зачем-то понадобилось ехать через всю Швейцарию и Францию, чтоб предстать именно пред Игнатьевым. Да потому, что немцам было хорошо известно, что Головань не только выполнил бы просьбу об отправке на Родину, но прежде всего тщательно проверил бы бежавшего из плена подпоручика Тухачевского, ибо располагал, хотя и малочисленной, но очень эффективно работавшей агентурной сетью по наблюдению за всеми нелегальными связями немцев с Россией. Агентура Голованя доставляла немало беспокойства немецкой разведке. А вот Игнатьеву в Париже при его колоссальной занятости своими функциями представителя при штабе союзного командования Антанты явно было недосуг заниматься такой проверкой, и в то же время это определённый авторитет: сам Игнатьев отправил его на Родину! Судя по всему, расчёт оказался точным — уже в 20-х числах октября 1917 года будущий «стратег» был в России.
В феврале 1918 года произошла «чудесная» встреча Тухачевского с Н.Н. Кулябко, - членом ВЦИК по работе с военными комиссарами и одновременно военным комиссаром обороны Москвы. Тухачевский стал членом РКП(б) в апреле 1918, а вот рекомендовал его туда старинный друг их семьи, старый «революционер» и… бывший подполковник Отдельного корпуса жандармов, бывший начальник Киевского охранного отделения — всё тот же Н.Н. Кулябко! Когда же Тухачевский прибыл в Германию в статусе помощника Фрунзе, то был бы грех для любой, а не только германской, разведки не воспользоваться столь уникальнейшим шансом. Именно в 1925 году и произошло окончательное оформление отношений немцев с Тухачевским. Причём, именно в том смысле, что германская разведка по указанию верхушки германского генералитета того времени определила наиболее целесообразный характер дальнейшего использования своих отношений со «стратегом». Ведь на роль тривиального шпиона он уже не годился, но слишком уж заманчива была перспектива заполучить мощного в недалёком будущем агента стратегического и военно-политического влияния в глобальных геополитических комбинациях рейхсвера.
До 1931 г. военная контрразведка, то есть Особые отделы, находилась в подчинении высшего военного руководства страны — Реввоенсовета Республики. А руководство военной контрразведки того времени входило в круг основных участников военного заговора. Поэтому-то до поры до времени и Тухачевскому, и его основным подельникам удавалось оставаться не уличенными в подрывной, изменнической деятельности. Сколько в подлой и продажной прессе было сентенций о том, что Сталин уничтожил самых умных, самых талантливых полководцев, чем обусловил поражения Красной Армии в первые годы войны. Но это все демагогия. Давайте опираться на факты и исторические события.
В чем заключался «талант» всех этих: Тухачевских, Корков, Фельдманов, Эйдеманов, Якиров, Гамарников и пр.? Неизвестно, на что они были способны в войне с регулярной армией другого государства. Ведь первое соприкосновение Тухачевского с польской армией в гражданскую войну закончилось его полным разгромом! Вместо разгрома Польши и восстановления территории России, произошло «чудо на Висле», а тысячи красноармейцев, попавших в плен, были уничтожены. Тут не помешает акцентировать: поляками были уничтожены десятки тысяч – пленных! Первым вытащил Тухачевского из небытия зоологический антисталинист Н. Хрущев, объявив бесцветную посредственность военным гением. А так как холуйствующих в нашей стране всегда хватало, то они, вместе с соплеменниками Тухачевского из числа пятой колонны, начали подпевать Хрущеву в его измышлениях. В феврале 1964 года в «Военно-историческом журнале» маршал С.С. Бирюзов сокрушался, что гений М.Н.Тухачевский еще в 1927 году написал письмо Сталину и изложил в нем программу глубокой реорганизации Красной Армии и развития авиации, артиллерии, воздушно-десантных и танковых войск. Однако эти предложения Тухачевского не только не были по достоинству оценены и поддержаны Ворошиловым и Сталиным, но и встречены враждебно. Более того. Тухачевский настаивал, Сталин отбивался от него, как от надоедливой мухи. Тухачевский не унимался, и тогда Сталин снял его с поста начальника Штаба РККА. Предложения Тухачевского не оценили, не поняли. В 1937 году великого стратега Тухачевского арестовали и во время судилища помимо прочего припомнили его попытки реформировать Красную Армию. Ну ладно, давал бы такую оценку скажем конюх или военный повар, не понимающие ничего ни в военном искусстве, ни в военно-промышленном строительстве. Но пишет то вроде маршал...
Как часто в жизни мы сталкиваемся с людьми, которые свою умственную ущербность стараются прикрыть использованием непонятных иностранных, либо придуманных авторами слов, неизвестных для окружающих, чтобы показать как бы свою «ученость» или «заумность». Страдал этим недугом, а точнее ущербностью и Тухачевский. В книге «Очищение» приводится много таких перлов «военного гения»: « полемостратегия» каково а? Никто придуманного Тухачевским термина не понимал, поэтому наиболее ущербные считали его гением. Это же надо додуматься до такого слова! Ни черта не понять, но звучит то как! Или другой его перл: «декавильки».... Или например: «увеличивается железнодорожный факультатив», «внеуплотняющая оборонительная завеса», или: «гармоника расчленения сил». Любой руководитель, а тем более на государственном уровне должен кратко и доходчиво объяснять свои мысли, что несомненно свидетельствует о наличии интеллекта. Вот Сталин в полной мере владел четкостью мысли и краткостью ее изложения. Гарри Гопкинс, личный представитель Ф.Рузвельта встречался со Сталиным в самые тяжелые дни войны, в том числе и в июле 1941 года. Он вспоминал: «Сталин ни разу не повторялся. Он говорил метко и прямо.. - Казалось, что говоришь с замечательно уравновешенной машиной... Его вопросы были ясными, краткими, прямыми... Его ответы были быстрыми, недвусмысленными...» Уинстон Черчилль: «Сталин обладал большим чувством юмора и сарказма, а также способностью точно выражать свои мысли. Статьи и речи Сталин писал сам, и в них звучала исполинская сила.» Такую же оценку Сталину дает и маршал Г.К Жуков: «Я всегда ценил, и этого нельзя не ценить, ту краткость, с которой он умел объяснять свои мысли и ставить задачи, не сказав ни единого лишнего слова. Эту краткость он, в свою очередь, сам ценил в других и требовал докладов содержательных и кратких. Он терпеть не мог лишних слов и заставлял в таких случаях сразу переходить к существу дела.»Военно-исторический журнал». 1987, №9, с.55). Эти качества Сталина отмечали многие маршалы и генералы А.М.Василевский, И.С.Конев, К.К. Рокоссовский, М.В.Захаров, А.И. Еременко, С.М. Штеменко и др. Они отмечали выдержку, феноменальную память, способность к анализу и обобщениям, которые не смог превзойти ни один из его современников, силу воли, а главное умение кратко и ясно выразить свои мысли. Поэтому немудрено, что интеллектуальный уровень Сталина, который ясно мыслил и четко говорил, настолько превышал уровень М.Тухачевского, что их совместная работа просто была немыслима. Что уж говорить о тех бредовых предложениях, которые Тухачевский изложил в своих прожектах по реформированию Красной Армии. Так например Тухачевский в декабре 1927 года предлагал Сталину целый ряд бредовых идей и в частности: произвести в течение только ОДНОГО 1928 ГОДА 50-100 ТЫСЯЧ танков! Даже первого сентября 1939 года, когда Гитлер начал вторую мировую войну, Германия имела всего 2937 танков, причем построены они были не за один год. Более того, за весь военный период с 1939 по 1945 год, используя экономическую мощь всей покоренной Европы, Германия сумела произвести 24.241 танк. Что уж говорить о том, что даже для производства 2.000 танков Советский Союз не имел в 1928 году не только танковых заводов, но и тяжелого машиностроения, моторостроительных и прочих производств. Кроме этого танковый экипаж тогда состоял из 3-х человек, то есть только танкистов надо было сразу 150-300 тысяч иметь уже к началу 1929 года. Это что же, в танк посадить колхозного конюха или заводского слесаря? Надо было построить военные училища, необходимо было время для подготовки такого огромного количества танкистов, более того иметь гигантскую инфраструктуру, необходимую для танковых войск, от ремонтных мастерских до огромного количества обслуживающей техники, бензовозов, цистерн с горючесмазочными материалами и т.д. А танкам ведь нужны многие миллионы снарядов и патронов, саперы, прокладывающие им путь, войска охраны, войска поддержки и т.д., что для 150-300 тысяч танкистов выливалось еще в 1.800.000 - 2.400.000 военнослужащих, 20.000-30.000 тракторов, столько же орудий и 200.000-300.000 автомобилей. Думаю, читателю теперь более ясна «гениальная» заумь Тухачевского. И главное. Чтобы запускать в производство большую серию даже в несколько тысяч единиц, необходимо иметь достойный образец. Но в 1928 году ни у кого в мире еще не было стоящего образца танка будущего. Были клепаные машины. Например, в Красной Армии в 1928 году был на вооружении танк "МС-1" с мощностью двигателя 35 лошадиных сил. Это машина «Запорожец» советских времен. Танк этот был на заклепках и имел максимальную скорость 16 километров в час. А теперь представим себе, что по нашим заказам весь земной шар наклепал бы нам 50.000 таких танков, то что бы мы стали с ними делать через несколько лет, когда стали бы появляться первые серьезные образцы танков? Более того, от одних затрат на производство такого количества танков Советский Союз разорился бы и рухнул еще в 1928 году, обрекая народ на вымирание!
Или, например, как писала газета «Красная Звезда» 20 августа 1994 года, в начале 1930 года Тухачевский выдвигает новый проект создать (это в мирное то время) 260 стрелковых и кавалерийских дивизий, 50 артиллерийских дивизий с орудиями большой мощности и минометами, 225 пулеметных батальонов, 40 тысяч самолетов и 50 тысяч танков. Танковый бред мы уже рассмотрели, пройдемся теперь по самолетам. Авиационный полк это 30-40 самолетов, значит как минимум 1.000 полков. Для каждого полка надо иметь один основной и пару запасных аэродромов, значит, всего надо иметь 3.000 аэродромов со всей инфраструктурой, плюс их оборона зенитной артиллерией. А сколько необходимо летчиков, военных летных училищ, школ и соответственно преподавателей. Сколько необходимо парашютов, меховых курток, радиостанций, десятки тысяч единиц автомобильной техники для обеспечения горючим, боезапасом, запчастями, ремонтных баз и т.д. А где взять десятки тысяч техников? А чем расчищать тысячи аэродромов от снега и т.д. и т.п. То же самое с 50 артиллерийскими дивизиями. Всего Тухачевский предлагал в мирное время иметь 310 стрелковых, кавалерийских и артиллерийских дивизий. Это более чем в 25 раз(!!!) превышает то, что имела тогда Германия. Вот, оказывается, какого «гения» выпестовал германский рейхсвер. Остальные «стратеги» из этой обоймы в армии, расстрелянные за подготовку и участие в военном заговоре, были на таком же уровне. Так, например, М.Фриновский происходил из уголовной среды и имел лишь бандитское прошлое, о котором напоминали синие наколки на руках...Иона Якир. Недоучившийся студент, уклонившийся от фронта в Первую мировую войну. После Февральской революции быстро заделался революционером, а проще, стал бандитом. Более того, этот недоучившийся студент сам содержал банду палачей, садистов и убийц... Особенно Якир прославился палачеством на Дону, где он выпускал директивы о процентном уничтожении мужского населения. А недобитые палачи и их потомство, обласканные Н. Хрущевым, провозгласили всех этих главарей банд, наемников, палачей и садистов, врагов народа и изменников-героями и невинными жертвами Сталина.
Тухачевский предлагал наводнить Армию «бронетракторами» – навешать на колхозные трактора «броню» и поставить пулемет, за что и прозван был в генеральской среде «механизатором». Он же закрывал минометное КБ Шавырина, мешал внедрению в Красной Армии пушек Грабина (которые выиграли Войну), пистолетов-пулемётов ППД, всячески мешал принятию в 1933 году в ВВС новейшего тогда истребителя "И-16". Его ученик Павлов уже в 1940 году тормозил принятие на вооружение танка "Т-34". И список саботажа «великого стратега» можно продолжать долго! А вот война с первых месяцев показала, с одной стороны те масштабы вредительства, которые пятая колонна осуществляла на нашей земле, а с другой стороны то, что русская земля в тяжелый момент всегда была способна выдвигать талантливых полководцев. Это под руководством советских военачальников А.М.Василевского, Л.А Говорова, K.K. Рокоссовского, Г.К. Жукова, И.Х. Баграмяна, Ф.И. Толбухина, Р.Л. Малиновского, К.А. Мерецкова, А.И. Еременко, А.И. Антонова, Н.Г. Кузнецова и многих других, наш народ сокрушил элиту германских полководцев, покоривших всю Европу: Бока, Браухича, Клейста, Кейтеля, Клюге, Гудериана, Листа, Моделя, Рундштедта, Шернера, Манштейна и многих других.
Итак, - кандидат в Бонапарты Тухачевский, планирующий свержение Сталина, поддерживал секретные связи с военной «партией» Германии, настроенной оппозиционно в отношении Гитлера. В состав этой «партии» входили начальник Генштаба В. Бек, Военный министр В. фон Бомберг, Главком сухопутных войск В. фон Фрич и др. К 1936 году Сталин очевидно уже располагал большой информацией о роли военной верхушки в заговоре против ВКП(б) и страны. Май 1937 года стал для них роковым. Днем 22 мая 1937 года арестовали комкора Эйдемана, 24 мая комкора Фельдмана. По свидетельству очевидцев Тухачевский в эти дни выглядел очень плохо. Оно и понятно. Он видел, как сжимается кольцо вокруг него, как падают одна за другой основные фигуры заговора, его соплеменники, его единомышленники, его опора. В 1937 году, 26 мая Тухачевский прибыл в Куйбышев, чтобы сменить там Дыбенко на посту командующего Округом. На следующий день он отправился в штаб округа, но его попросили по пути заехать в обком партии, где и арестовали. Командарм Уборевич арестован в Москве, куда его вызвали из Смоленска 29 мая. А 30 мая Якиру позвонил Ворошилов и попросил немедленно приехать в Москву на заседание Военного Совета. В тот же день Якир выехал из Киева в Москву. На рассвете 31 мая, при остановке поезда в Брянске, в вагон вошли сотрудники НКВД, предъявили ордер на арест, посадили его в машину и повезли в Москву. А 31 мая, Гамарника, бывшего по болезни дома, посетили Булин и еще один командир. Они сообщили ему об аресте Якира и снятии самого Гамарника с поста начальника Политуправления Красной Армии. Понимая, что заговор провалился окончательно и скоро придут за ним, он, после ухода своих гостей, застрелился. Под давлением неопровержимых улик Тухачевский и другие военные заговорили на суде 11 июня 1937 года, признав свою вину. На 143-х страницах собственноручно написанных Тухачевским показаний он добросовестным почерком излагает такие тонкие нюансы своей истории, что простым нажимом НКВД объяснить все это не получается. Тем более, что показания написаны ровным, четким почерком, с применением всех знаков препинания русского языка. После битья ровного почерка не бывает, не говоря о четкости и ясности изложения! И действительно, девятый лагерь, из которого в период Первой мировой так странно убежал молодой подпоручик, был, вообще-то, не просто лагерем военнопленных, а базой вербовки-подготовки офицерского состава. В РККА Тухачевский вступает по протекции, легко, демонстрирует полдесятка медалей, полученных за отвагу, притом, что такими медалями младших офицеров-то не награждали. Что касается якобы отсутствия каких-либо связей Тухачевского с германским генеральным штабом и германской разведкой, то это излюбленная брехология всех антисталинистов. Ну как он мог не иметь этих связей, если, начиная с 1921 г. и до начала 1933 г. включительно, между РККА и германским рейхсвером осуществлялось не афишируемое тайное сотрудничество. Уже только в силу этого Тухачевский и K° имели официальные связи и с германской разведкой, и с германским (генеральным) штабом. Более того, даже по официальным данным, он дважды — в 1925 г. и в 1932 г. — выезжал в Германию на стажировку для участия в военных маневрах рейхсвера и, кроме того, официально контактировал с представителями рейхсвера в СССР. Не говоря уже о том, что практически всю Первую мировую войну Тухачевский просидел в германском плену.
На процессе 1937 года обвиняемые сознались в том, что имели сношения с Германией и обещали ей территориальные уступки, доступ в страну германскому капиталу, а в случае войны с Германией проводить вредительство в промышленности и на фронте. Троцкий писал Радеку: «Надо признать, вопрос о власти реальнее всего встанет перед блоком только в результате поражения СССР в войне. К этому блок должен энергично готовиться».
Финал был коротким. В газете «Правда» 13 июня 1937 года было напечатано следующее официальное сообщение: «Вчера, 12 июня, приведен в исполнение приговор Специального судебного присутствия Верховного Суда СССР в отношении осужденных к высшей мере социальной защиты расстрелу: Тухачевского М.Н., Якира И.Э., Уборевича И.П., Корка А.И., Эйдемана Р.П., Фельдмана Б.М., Примакова В.М., и Путны В.К. Вслед за ними покатилась волна арестов по тем округам и армейским соединениям, которыми они командовали. Одновременно с чисткой в армии, в НКВД, началась чистка в партийных рядах. Арестовывали всех, кто был связан с троцкистской оппозицией и заговором. Распространяемая у нас пятой колонной ложь о процессах 1937-1938 годов (якобы заключенные под пытками сами себя оговорили), не выдерживает никакой критики по двум причинам.
Во-первых, даже оговорив себя под пытками и дав ложные показания, арестованные могли на суде открыто заявить об этом... Оговорки типа «надеялись жизнь сохранить», «семью этим спасти» и т.д. также не состоятельны, ибо знали - приговор будет однозначным, пример Каменева и Зиновьева был еще свеж.
Во-вторых, сходились показания, даваемые разными людьми из разных городов и сфер деятельности.
Все мы хорошо помним, как с открытием шлюзов "гласности" печать и телевидение страны, подконтрольные Западу, стали обелять палачей нашего народа, своих соплеменников, казненных по приговорам судов в 1937-1938 годах за участие в военном заговоре, обвиняя Сталина в организации террора. И что уж говорить о Сталине, если погромщики русско-советской истории в ходе своего сокрушительного марша пытаются втоптать в грязь даже фигуру Юрия Гагарина!
Но околпачивать народы можно только на какой-то период, потом неизбежно наступает прозрение. Наступает это прозрение и в сегодняшнем "постсоветском пространстве". Защищая врагов и палачей нашего народа, мутанты из антинародной прессы и телевидения сами стали для нас врагами народа. И недалёк тот час, когда за осквернение советской истории в угоду Западу, развязавшему две мировые войны, этих прихвостней интервентов постигнет суровая кара нашего народа!
                Алексей Исаев
Писатель Константин Симонов оставил одно из самых ярких и пронзительных описаний первых дней войны. Он был непосредственным свидетелем происходившего и своими глазами видел катастрофу отступления и торопливого сколачивания отрядов из случайно оказавшихся под рукой бойцов и командиров. В одном из очерков Симонов пишет: "Душой и сердцем людей, собравшихся в лесу под Борисовом, оказался маленький полковник, ехавший со мной в поезде". Через несколько строк перед нами предстает образ решительного и хладнокровного командира: "Полковник вёл себя так, как будто ничего не случилось, как будто у него под началом не самые разные, никогда не видавшие друг друга люди, а кадровый полк, которым он командует уже, по крайней мере, три года. Он спокойным, глуховатым голосом отдавал приказания. В этом голосе слышалась железная нотка, и все повиновались ему". Полковника-танкиста, о котором написал Симонов, звали Александр Ильич Лизюков. 24 июня 1941 года он выехал из Москвы в Барановичи, в штаб 17-го механизированного корпуса. Однако до Барановичей полковник не доехал — поезд остановился 26 июня в Борисове. Симонов не знал, что лишь волею случая Лизюков оказался в Борисове во главе группы незнакомых друг с другом людей. Он в эти же дни мог сражаться там, у границы, и делать всё для того, чтобы танки с крестами до Борисова просто не дошли… В феврале 1938 года Лизюков был арестован и освобожден только 22 месяца спустя, в декабре 1939 года.

Тезис о прямой связи репрессий и катастрофы 1941 года неявно исходит из предпосылки, что до 1937 года в Красной Армии было всё хорошо, и лишь репрессии привели к катастрофическому падению качества комсостава.
В 1933 году немецкая разведка оценивала советские Вооруженные Силы следующим образом: "При своем численном превосходстве Красная Армия в состоянии вести победоносную наступательную войну против своих непосредственных соседей на Западе (Польша, Румыния)". Вместе с тем констатировалось, что командный состав еще далек от совершенства: "До сих пор армия страдает тем, что, начиная от командира взвода и кончая командиром полка, командир не является еще полноценным. В своей массе они способны решать задачи унтер-офицера. Несмотря на все мероприятия, проблема о командире Красной Армии еще не разрешена". Таким образом, еще до репрессий потенциал РККА оценивался невысоко. Если иностранцы могли судить о Красной Армии по косвенным признакам, то высшее военное руководство располагало куда более цельной картиной.
Нельзя сказать, что эта картина радовала глаз. На заседании Военного совета при Наркоме обороны 13 октября 1936 года сам начальник Управления боевой подготовки маршал М. Н. Тухачевский говорил: "Далеко не все обстоит так, как должно обстоять в условиях современного боя". Далее он конкретизировал это утверждение: "Наши школы до последнего времени готовили недостаточно квалифицированных лейтенантов… Многие командиры, недостаточно подготовленные для того, чтобы получить звание лейтенанта, это звание получили". Недавно назначенный на связанную с боевой подготовкой должность Тухачевский был вынужден констатировать, что "культурного командира" удастся вырастить в лучшем случае к 1940 году. Немало нелестных слов из уст маршала прозвучало в адрес уровня подготовки войсковых соединений. Это касалось, в частности, взаимодействия пехоты и танков, а также разведки. Причем даже лучший Белорусский военный округ Уборевича в этом отношении не блистал, как показали недавние учения. Большие маневры, надо сказать, были знаковыми событиями середины 1930-х годов. Маневры Киевского округа в 1935 году и Белорусского округа в 1936-м были ориентированы на иностранных гостей. Нужно было произвести на них впечатление ввиду наметившихся союзнических соглашений. Поэтому свои действия на учениях красные командиры загодя репетировали, оставляя мало места собственно боевой учебе и умению принимать решения. Однако даже в таких тепличных условиях проявили себя всё те же проблемы с боевой подготовкой. Нарком обороны Ворошилов позднее высказывался о "больших маневрах" следующим образом: "Я разрешил провести такое репетированное учение, а потом показать иностранцам: итальянцам, англичанам, французам. Это была моя установка и установка начальника Генерального штаба. Но беда вся в том, что вот это репетированное учение было проведено возмутительно плохо, скверно; оно было сорвано".
Также нельзя сказать, что выдвинувшиеся в период революции и гражданской войны военачальники отличались какими-то исключительными способностями. Британский генерал Уейвелл по итогам посещения осенних 1936 года маневров РККА дал характеристику ряду высших руководителей Красной армии. Уейвелл писал: "Начальник штаба маршал Егоров, хотя и достаточно приятен, но не производит впечатления сильной или талантливой личности". А.И. Егоров, напомню, был арестован в марте 1938 года и впоследствии расстрелян. Маршал Ворошилов заслужил от Уэйвелла характеристику "энергичного и способного". Однозначно положительное впечатление произвел лишь командующий Белорусским округом Уборевичак человек, своим дарованием превосходящий средний уровень".
Однако возникает логичный вопрос: если и до репрессий не всё было благополучно, то в какую же пропасть рухнула Красная Армия после них? Здесь нужно, прежде всего, понять и оценить действительные масштабы арестов и увольнений. Чаще всего говорят о 40 тысячах репрессированных командиров. Характерное высказывание звучит примерно так: "Считается, что в предвоенный период репрессировано 44 тысячи человек командного состава, свыше половины офицерского корпуса". Иногда называются и большие цифры. Так, А. Н. Яковлев писал: "Более 70 тысяч командиров Красной Армии были уничтожены Сталиным ещё до войны". Заметим, "уничтожены", то есть погибли.
Что же говорит опубликованная на данный момент статистика? На 1 января 1937 года общее число командно-начальствующего состава Красной Армии составляло 206 250 человек. За 10 месяцев 1937 года из рядов командиров РККА было уволено 13 811 человек, из них арестовано 3776 человек. Как видим, это даже не десятая часть. При этом арестовывались далеко не все уволенные. Более того, не все эти люди были жертвами репрессий. Помимо естественной убыли (по болезни, инвалидности, за смертью), из Красной Армии увольняли за пьянство, растраты, хищения, моральное разложение. В 1938-1939 годах также пошел обратный процесс — уволенные и арестованные восстанавливались и возвращались в строй.
Подводя итоги, можно оценить масштабы политических "чисток" в Красной Армии следующим образом. В 1937-1939 годах были арестованы 9579 человек начсостава и уволены по политическим мотивам 19 106 человек. Из числа арестованных 1457 были восстановлены в 1938-1939 годах, а из числа уволенных — 9247 человек. Таким образом, заявления об "уничтожении 40 тысяч командиров" ни в коей мере не соответствуют действительности. Общее число офицеров, репрессированных в 1937-1939 годах (без ВВС и флота), составляет 8122 арестованных и 9859 уволенных из армии. Причем далеко не все арестованные впоследствии были расстреляны. Парадоксально, но факт — некоторые показатели после репрессий даже несколько выросли. К началу 1941 года 7,1% командно-начальствующего состава имели высшее военное образование. До репрессий, в 1936 году, эта цифра составляла 6,6%. Академическое образование в 1936 году имели 13 тысяч лиц начсостава, в 1939 году, после фактического окончания репрессий — 23 тысяч, в 1941 году — 28 тысяч офицеров.

Однако нехватка командных кадров к началу войны является общеизвестным фактом. Действительно, для предвоенных месяцев характерно быстрое продвижение командиров, недолгое пребывание в занимаемой должности. Дивизиями сплошь и рядом командовали полковники вместо генерал-майоров, корпусами — генерал-майоры, полками — майоры. Насколько в этом повинны репрессии? Быстрое продвижение офицеров в 1939-1941 годах объясняется, прежде всего, широкомасштабной реорганизацией армии. Первым шагом в этом направлении был отказ летом 1939 года от системы тройного развертывания. Это одномоментно вызвало увеличение числа стрелковых дивизий с 98 до 173, с пропорциональным увеличением числа полков, батальонов, рот и взводов. Часть дивизий расформировывали, переформировывали и сформировали заново. Но разница между 98 стрелковыми дивизиями августа 1939 года и 198 стрелковыми дивизиями июня 1941 года составляла 100 соединений. То есть только в рамках этих 100 дополнительных дивизий заново сформировали 300 стрелковых полков и 200 артиллерийских полков. Всем им нужны были командиры. Помимо стрелковых соединений формировались новые танковые дивизии, полки. Росло число корпусных управлений и одновременно — число корпусных артиллерийских полков. Те же процессы шли в авиации, формировались новые авиаполки, авиадивизии.
Если РККА в 1936 году по штату требовалось 58 582 лейтенанта, то в 1941 году их нужно было уже 147 320 человек. Если даже пойти на массовое присвоение звания "младший лейтенант" после сдачи несложного экзамена, то таковых "абитуриентов" в 1941 году требовалось 95 797 человек. В 1936 году по штату нужен был 5501 майор, а в 1941 году — уже 20 430.
С 1936 года до июня 1941 года офицерский корпус вырос более чем втрое. Цифры числа репрессированных командиров просто тонут в этой массе новых должностей, порожденных быстрым ростом армии перед лицом неизбежной войны. То есть, если бы репрессий не было вовсе, вряд ли это радикально изменило бы ситуацию с командными кадрами в июне 1941 года. Гипотетическая замена реального Павлова на репрессированного Уборевича в Белоруссии в первые дни войны также вряд ли дала бы однозначно положительный результат.
Основными тогда были другие, куда более мощные действующие факторы, нежели личные качества командующего........


This entry was originally posted at http://mcjabberwock.dreamwidth.org/457001.html.
Tags: история, репрессии, сталин
Subscribe

  • Электросила московского распила

    В самый канун новогодних праздников нашла свою разгадку триумфальная победа столичных властей над собственным троллейбусным парком. В духе модных…

  • Решил вот помыться

    Пришёл домой, думаю, надо быстренько помыться и спать. Налил в ванну воды. Нет, я не мыл там стадо грязных ишаков - такое из крана натекло. Да всё…

  • Дожимают, удоды

    Оригинал взят у bzikoleaks в Троллейбусы покинули центр Москвы Несмотря на сохранявшуюся до последнего момента надежду на очередной…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Электросила московского распила

    В самый канун новогодних праздников нашла свою разгадку триумфальная победа столичных властей над собственным троллейбусным парком. В духе модных…

  • Решил вот помыться

    Пришёл домой, думаю, надо быстренько помыться и спать. Налил в ванну воды. Нет, я не мыл там стадо грязных ишаков - такое из крана натекло. Да всё…

  • Дожимают, удоды

    Оригинал взят у bzikoleaks в Троллейбусы покинули центр Москвы Несмотря на сохранявшуюся до последнего момента надежду на очередной…