Бармаглотов (mcjabberwock) wrote,
Бармаглотов
mcjabberwock

Беспрецедентно даже для Басманного суда



Вчерашнее решение председателя Басманного суда Москвы Ольги Солоповой о сносе лагеря на Чистых прудах – важнейшее событие в юридической практике. Оно требует некоторого анализа.

Формально это было заявление об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, поданное в соответствии с главой 25 Гражданско-процессуального кодекса. Заявители – жители окружающих Чистые пруды домов Татьяна Кахидзе, Инесса Скосарева, Елена Ходовчинская, Александр Борисов и Геннадий Седых. Заинтересованные лица (так в таких делах называются ответчики) – УВД Центрального административного округа Москвы, префектура ЦАО и департамент природопользования и охраны окружающей среды столичного правительства. Предмет заявления – бездействие этих органов власти, которые в течение недели допускали существование лагеря. Жильцы просили признать его незаконным и обязать власти ликвидировать лагерь.

Интересна хронология дела. Согласно карточке дела на сайте Басманного суда, заявление зарегистрировано 14 мая в 09:40. Вечером того же дня председатель суда Ольга Солопова вынесла определение о подготовке дела к судебному разбирательству, назначив на следующее утро беседу с представителями сторон. Таким образом, у УВД по ЦАО, его префектуры и департамента природопользования была одна ночь на подготовку возражений и правовой позиции по делу. У них, очевидно, возражений это не вызвало, поскольку после утреннего собеседования 15 мая на вторую половину было назначено рассмотрение дела по существу. Ничего не понадобилось истребовать, уточнять, никому не нужно было время на подготовку к процессу.

При этом позже в процессе лишь департамент природопользования жалобу признал полностью, остальные – УВД и префектура – частично возражали. Вечером вчера решение было постановлено. Судье не понадобилось обычно нарушаемых в московских судах пятидневного срока на подготовку текста решения, он был выдан сторонам, и поздно ночью представители полиции уже зачитывали его жителям лагеря.

Именно они – жители лагеря, реализовывавшие на Чистых прудах свое конституционное право на свободу мирного собрания – были единственными возражавшими в этом «чужом» споре, именно они оказались единственными обязанными исполнить решение суда, к участию в котором даже не были допущены.

Это было злоупотребление правом, когда искусственно созданный по инициативе властей спор обязывал третью сторону, никак не представленную в процессе. Это была квазиправовая конструкция, которая ни при каких других случаях не могла бы сработать. Только здесь и только при административном давлении на суд. Что касается немедленного исполнения, судья может по просьбе истца так решить, если замедление его исполнения может привести к значительному ущербу для взыскателя или исполнение может оказаться невозможным. Однако на практике суды, как правило, в таких просьбах отказывают.

Чтобы называться решением суда, документ не должен иметь лишь его внешние признаки.

К слову, председатель Басманного суда Ольга Солопова, рассматривающая, согласно сайту суда, в основном трудовые споры, в этом году рассмотрела лишь 5 других дел – все по заявлениям начальника Басманного ОВД против граждан. И все пять – удовлетворила.

Обычный срок рассмотрения жалоб на незаконные действия госорганов в московских судах – от полугода до года, при установленном кодексом сроке в 10 дней. Именно за систематические нарушения сроков месяц назад лишился своего поста председатель Тверского райсуда Москвы. Рассмотрение в нем, например, аналогичного заявления родственников трех погибших в колонии осужденных (кстати, отказанного в удовлетворении) к ФСИН, заняло полгода.

Вынесенное решение готовится московским судьей обычно около 2–4 недель при сроке 5 дней. Например, решение о признании законным отказа в регистрации Минюстом России правозащитной организации «Правовая инициатива», защищающей пострадавших от силовиков жителей Северного Кавказа в Европейском суде по правам человека, не готово спустя 1,5 месяца после его оглашения.

Затем у сторон есть законное право подать апелляционную жалобу в течение месяца. Суд всегда ждет еще несколько дней, отводя их на почтовую пересылку. Только потом при отсутствии жалоб ставится отметка о вступлении решения в силу. В течение трех дней решение суда направляется руководителю органа-нарушителя. В суд и гражданину должно быть сообщено об исполнении решения суда не позднее чем в течение месяца со дня получения решения. Как ни крути, но до конца мая действия, направленные на разгон лагеря, просто не могли быть реализованы законным способом.

Как правило, суды в столице в таких жалобах отказывают, поскольку есть подобная установка Мосгорсуда. Стандартное основание – не доказали, что ваши права и законные интересы были нарушены. За последние пять лет нашим юристам не удалось выиграть ни одного процесса по обжалованию незаконных действий должностных лиц в Москве.

Ничего этого в деле с Чистыми прудами не было. Скорость рассмотрения, недопуск представителей лагеря в процесс, рассмотрение лично главой суда, положительное решение, немедленное исполнение – вот почему решение носит прецедентный характер, открыто демонстрирует пренебрежение главой Басманного суда принципами права, зависимость от исполнительных органов власти и политической целесообразности.

Источник © Павел Чиков
Tags: бардак в стране, басманное правосудие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments